напечатать

Иван Солоневич о монархии и самоуправлении

Весь 18-й  век с его цареубийствами был попыткой окончательного разгрома  русской  монархии,  начатого  при  Петре. Старая Московская, национальная, демократическая Русь, политически стоявшая безмерно выше всех современных  ей  государств  мира,  петровскими реформами была разгромлена до конца.

Соборы никогда не претендовали на власть  (явление  с  европейской точки зрения совершенно непонятное) и Цари никогда не шли против "мнения Земли" - явление тоже чисто русского  порядка.  За монархией стояла целая "система учреждений" и все это вместе взятое представляло собой монолит, который нельзя было расколоть никаким цареубийством.  Система монархических учреждений должна начаться с  территориального  и  профессионального   самоуправления (земства, муниципалитеты, профсоюзы) и заканчиваться центральным представительством, составленным по тому  же  территориальному  и профессиональному принципу,  а не по принципу партий.  Необходимо иметь Одного Человека,  который стоял бы НАД борьбой, а не был бы результатом борьбы,  каким является всякий диктатор, или бессильной случайностью  в этой борьбе,  какой является любой президент. Некая человеческая индивидуальность рождается с правом на власть. По дороге к реализации этой власти, этой индивидуальности не приходится валяться во всей той грязи и крови,  интригах, злобе, зависти, какие  неизбежно  нагромождаются вокруг не только диктаторов, но и президентов.

Гениальнейший политик  обязан доказывать свою гениальность в наиболее наглядной форме. Законный монарх никому и ничего не обязан доказывать.  Гений в политике - это хуже чумы: он придумывает нечто принципиально новое. Власть царя - власть среднего, среднеразумного человека. Президенты и министры выступают с речами и заявлениями, которым не вправе верить  ни  один  разумный  человек. Царское слово было продуманным, возвышенным и решающим.

Самодержавие противоречит самоуправлению только в  том  случае, если самоуправление превращается в партию, и если самодержавие превращается в диктатуру.

Европейский король  был ставленником правящего слоя.  Он,  в общем, был действительно орудием угнетения низов.  Русская монархия исторически  возникла в результате восстаний низов против боярства и - всегда стояла именно на защите низов.  Русское крестьянство попало  под крепостной гнет в период отсутствия монархии когда цари истреблялись и  страной  правила  дворянская  гвардия. Русская Церковь  никогда  не  простирала  руки  к  государственной власти, не вела и не провоцировала никаких религиозных войн.

Русское самодержавие   было   организовано  русской  низовой массой, оно всегда опиралось на Церковь,  оно концентрировало  в себе и религиозную совесть народа и его политическую организацию.

"Наследственная монархическая власть" - есть только  тенденция, а  никак  не  исторический  факт.  Реальные  полномочия этой власти даже "тенденции" не имеют никакой.

Монархия не  означает  никакого окончательного,  вечного хозяйственно-социального строя. Монархия - это только рамка для поисков. Рамка,  сдерживающая  эти  поиски в пределах человеческого разума, человеческой совести.

Каждый монарх  считал себя связанным деятельностью его предшественника и  каждый  "планировал"  передать  своему  наследнику "государство цветущее  и благоустроенное".  Монарх воплощал законность, преемственность и последовательность власти.

Принцип монархистов:  действовать для  будущего,  исходя  из прошлого  и имея в виду настоящее.  Принцип утопистов:  до нас все было плохо, при нас все будет хорошо.

Источник: Соб.инф. / 02.09.2013

Мнение автора может не совпадать с официальной позицией Партии

Солоневич Иван Лукьянович СТАТЬИ
Об авторе:

Солоневич Иван Лукьянович Солоневич Иван Лукьянович
Русский публицист, мыслитель, писатель и общественный деятель.

Цитаты:

Иван Солоневич: Фальшивка Февраля

Иван Бунин: Была ли неизбежна революция?

Николай Данилевский: Демократия и федерализм

Георгий Федотов: Беспочвенная интеллигенция

Александр Куприн: Клевета на русский гений

Константин Аксаков: Народность

Иван Ильин: Семья и любовь

Николай Гоголь: Все мы только ученики

Георгий Свиридов: Русский человек

Андрей Савельев: О коалиции националистических движений